Припять и Чернобыльская Зона Отчуждения (postalovsky_a) wrote,
Припять и Чернобыльская Зона Отчуждения
postalovsky_a

Category:

Исповедь сотника Майдана: «а умирать, оказывается, не страшно…» (часть 2)

Продолжение интервью с сотником Самообороны Майдана. Если в первой части наш собеседник говорил преимущественно о причинах конфликта и внутренней организации Майдана, то во второй части затрагиваются вопросы наиболее трагичных эпизодов украинской революции.

- Я как сейчас помню тот солнечный морозный день 19 января. Воскресенье, выходной день. В Киеве митингующие намеревались провести акцию протеста в правительственном квартале. На улице Грушевского их встретил кордон из ВВэшников и «Беркута». Крики, волнения, взаимные угрозы. И тут внезапно за какие-то несколько часов  произошел полный сюрреализм. Взрывы гранат, горящие автобусы, стрельба, бросание камней. Как получилось, что буквально за мизерный промежуток времени ситуация от обычного уличного протеста, который еще вчера фактически угасал,  трансформировалась в самую настоящую войну?
- «Зэк» (Президент Украины В.Ф. Янукович – П.А.) в очередной раз обманул народ. «Регионалы» приняли законы 16 января  в обход всех действующих норм, причем законы были по своему содержанию не иначе как «диктаторские». Голосовали «руками», игнорируя электронную систему голосования. Естественно, это вызвало возмущение в обществе, ведь в один прекрасный день мы проснулись, по сути, в Северной Корее. Оппозиция наша и тройка лично ничего не могла противопоставить регионалам, хотя бы там заседания срывать, требуя публичного обсуждения новых законов. Ну, а если политики договориться не могут, тогда в диалог вступает народ. Мы двинулись в сторону правительственного квартала на Грушевского и там нас уже ждали силовики. Начались  столкновения с ними.
- А что послужило источником взаимной агрессии? Ведь раньше как-то не доходило до открытых уличных боев…
- Объясняю. Мы были настроены предельно миролюбиво. Ну, насколько было это возможно, учитывая, что власть уже в третий раз на ровном месте спровоцировала конфликт. Тем более, что протестная активность в  начале январе уже шла на спад. Мы двигались в правительственный квартал. Нас встретила плотная цепь солдат ВВ с «Беркутом». Начинается полемика, ругань. Еще масла в огонь добавил Кличко, который назвал людей экстремистами и призвал всех разойтись. Ну,  какое здесь разойтись? Завтра они (регионалы – П.А.) вообще тогда введут в Раде крепостное право, от них уже можно было ожидать чего угодно. Поэтому только уличный протест, у нас уже не было выбора. А силовики нас встретили газом и гранатами.
- То есть первыми начали они?
- Ну конечно! Днем 19 января у нас не было ни камней, ни коктейлей Молотова, ни щитов с палками. Тогда еще была надежда, что удастся решить проблему мирным путем. «Беркут» начал травить нас газами и кидать свето-шумовые гранаты в толпу. Если гранаты такого типа падают вблизи человека, то можно получить тяжелые увечья. У многих были раздроблены кости ног, одному парнишке вообще кисть руки оторвало. Были случаи, когда людям выбивало глазницы и они оставались без глаз. И что нам было делать в таком случае? Эта власть довела страну до нищенского состояния, проявляет агрессию к гражданам и, наконец, просто начинает банально убивать тебя. И тут уже даже дело не в ответе на их агрессивные действия. Народ просто начал защищаться так, как умел. Рубикон был перейден, с 19 января в Украине началась фактически гражданская война.
- А где Вы непосредственно находились 19 января?
- Мы были в авангарде на Грушевского перед автобусами, вели рукопашный бой с «Беркутом». Они пытались атаковать нас и отбить от автобусов, но у них ничего не получилось. Мы даже тогда двух пленных у них взяли.
- И какова их дальнейшая судьба?
- Знаешь, ни я, ни мои бойцы не были сторонниками линчевания пленных, хотя руки, признаюсь, чесались. Их отвели в штаб, потом забрали менты из УВД и народные депутаты. Причем никто этому не препятствовал. Хотя если кто-нибудь из наших попадал к ним, то этого человека ждала печальная участь. Они пленных избивали десятком человек. Вообще, нам противостоял не только «Беркут». Еще был крымский полк спецназа «Тигр», МВДшный «Сокол», спецназ СБУ «Альфа», внутренние войска, курсанты университета МВД.
- Вот эта агрессия была следствием их мировоззрения или идеологического специального воспитания?
- Тут проблема гораздо глубже. Кто такой обычный сотрудник «Беркута»?  Типичный сельский парень-маргинал, который отслужил  в армии, работать ему негде, образования нет. Куда ему идти? Он идет в силовики на контракт, благо здоровье позволяет. Отобраться в «Беркут» не проблема – больше мышц и поменьше ума. Еще и платят хорошо. Ну как хорошо?  Для сельского гопника без образования и специальности - вполне неплохие деньги. А само слово «Беркут» еще задолго до событий стало именем нарицательным. Они избивали людей на стадионах во время футбольных матчей, занимались банальным рэкетом, выбивая откаты из предпринимателей…
- Даже так?
- Ну да. Не хочет платить – приезжала проверка соответствующая. Как в 90-е, только если раньше у бандитов куртки и брюки были, то теперь – форма и дубинка. И не предъявишь ведь ничего – они менты по факту. Дурная слава у них была еще задолго до революции. Они привыкли демонстрировать и применять свою силу, чтобы народ был запуган. Но вот на Майдане они впервые в истории Украины по-настоящему получили по зубам.
-  Вы кидали в «Беркут» коктейли Молотова?
- Непосредственно коктейли – нет.  Камнями кидал немного, но больше предпочитал рукопашные схватки. Тут дело в чем? У меня не настолько сильная техника метания предметов, просто я не могу бросить предмет так, чтобы он далеко улетел. А в случае с коктейлями это очень важно. Камни кидал еще, а вот коктейли нет, их бросали специальные группы людей, которые могут бросить далеко.
- Технология приготовления коктейлей имела какую-нибудь особенность? Судя по высказываниям силовиков, напалм приносил им серьезные неприятности.
- Помимо бензина в коктейль обязательно нужно было добавить масло и, конечно же, пенопласт, который необходимо покрошить на мелкие кусочки. Тогда эффект от действия коктейля будет большим. Если просто залить бензин, то получится обыкновенная «зажигалка», пламя которой можно сбить простым движением руки. Кстати, чтобы Вы знали – коктейли Молотова использовали и силовики.
- Да, я в курсе.
- Ну вот. Помимо этого у них еще куча оружия помпового было, резиновые пули, огнестрел, гранаты, газ.
- Вы отмечали, что участвовали в рукопашных схватках с силовиками. Но это, получается, самый опасный вид борьбы, ведь контактируешь с противником напрямую и велика возможность самому получить увечья. Вы не получили никаких травм в  войне с силовиками?
- Ночью 19 января я выбыл из строя, так как меня окатил струей водомет. В СМИ сказали, что это они якобы тушат автобусы на Грушевского, хотя струя была направлена непосредственно на нас. Причем струя не просто окатывала тебя, ее мощность была такая, что тебя сбивало с ног на 3-4 метра. В воду они подсыпали раствор какой-то, чувствовалось жжение на лице. Естественно, я промок до нитки, на улице был сильный мороз, буквально за считанные минуты моя одежда стала покрываться ледяной коркой.
- В таких условиях не то, что протестовать, вообще  находиться на улице невозможно …
- Ясное дело, что боец из меня никакой и после всего этого я пошел вниз к Майдану. На Европейской меня окликнула женщина, которая увидев мой внешний вид, предложила свою помощь. В больницу я ехать отказался, так как главврачи сдавали потом ментам всех, кто обращался за медицинской помощью. Поэтому я предпочел отлежаться на съемной квартире. Потом два дня валялся с температурой и не мог встать с кровати. Некоторые люди умерили потом от пневмонии и воспаления легких вследствие того, что их облили водой на морозе (Богдан Калиняк, 52 года, Ивано-Франковская область – П.А.).
-  В настоящее время я сотрудник университета. И при всем моем желании я не смогу на равных противостоять сотрудникам спецподразделений при всем моем желании, так как у меня просто нет соответствующей подготовки. В чем причина успешных действий активистов Майдана? Получается, среди вас уже были специально подготовленные люди? Ведь сражаться на равных с силовиками, не имея соответствующей подготовки, просто невозможно…
- У нас, в принципе, проводились каждый день тренировки на Майдане по тактике уличных боев  для всех желающих. Проводили инструктажи афганцы и ветераны правоохранительных органов, которые тоже были среди нас. В какой-то мере это помогало, но я бы не сказал, что эти тренировки имели определяющее  значение. Чем спецназовец отличается от простого любителя? У спецназовца все движения отработаны на рефлекторном уровне. Он уже точно знает, как нужно действовать в конкретной ситуации. Наши тренировки в полной мере не могли закрыть пробел в подготовке, так как тренироваться годами нужно, поэтому это, конечно, сказывалось. А так у нас была своя тактика борьбы с силовиками. Мы разбивались на пятерки и действовали сугубо каждый в пределах группы из пяти человек. Просто это очень удобно, каждый из членов пятерки находится в пределах обзора человеческого взгляда, то есть я могу следить за тем, упал ли мой товарищ или нет, выдернули его из строя и так далее. Кроме того, ни один «беркутовец» не пойдет конкретно на группу из пяти человек, он инстинктивно будет искать того, кто отбился от пятерки или просто выбирать одиночку.  Если мы видим, что рядом с нами есть наш человек, и он отбился от своей пятерки, то у него просто нет выбора, как отойти назад ибо пятерка ради него одного разбиваться не будет. Именно такие небольшие мобильные группки позволяли эффективно бороться с силовиками.
- Некоторые сотрудники «Беркута» в приватных беседах и интервью отмечают, что им порой банально не давали возможности по-настоящему разобраться с демонстрантами. Казалось, вот-вот должен поступить соответствующий приказ, но его или не было или вовсе была команда отойти назад. Например, день 22 января, атака «Беркута» на улице Грушевского. Они прошли от баррикад мимо гостиницы «Днепр», фактически выбили демонстрантов с Европейской площади и вышли на Крещатик. Однако вместо того, чтобы закрепить успех и продвигаться дальше, «Беркут» почему-то начал отходить. Вам не показалось, что их отдельные решения были  несколько странные?
- (смеется) Проигравшая сторона всегда стремится показать себя в выигрышном виде. Приказ не тот, зима помешала, ружья не стреляли и т.д. Нужно учитывать тот факт, что они наступали со стороны баррикад, которые ранее уже были  ими захвачены. То есть на самом пятачке между гостиницей «Днепр» и стадионом не было хороших укреплений, их на тот момент еще не успели возвести. Поэтому они просто наступали уже на толпу, стреляя попутно из помповых ружей («форт-500» - П.А.). Причем эти ружья заряжались, в том числе, патронами 12 калибра, которые в состоянии пробивать движущиеся автомобили. Именно тогда 22 января и появились первые погибшие (Сергей Нигоян, Михаил Жизневский – П.А.). Сложно устоять, когда на тебя бежит стреляющая толпа. Ну, а на Крещатике их уже ждали, к крайней баррикаде стягивались силы Самообороны. Кроме того, у них тогда во время атаки не было техники с собой, если бы они пошли и дальше на Крещатик, были бы потери и большие. Поэтому они ограничились банальной акцией устрашения, надеясь, что разгон на Грушевского и первые жертвы остудят пыл Майдана.
- После кровавой среды 22 января наступило перемирие, которое действовало почти месяц. Потом власть обвинит оппозицию и Майдан в нарушении перемирия и достигнутых договоренностей. В частности, то самое шествие к Верховной Раде 18 февраля, которое обернулось тремя самыми кровавыми днями в истории постсоветской Украины…
- Перемирие и договоренности… А Вы знаете, что такое перемирие по Януковичу?
- Нет.
- Для прессы и видеокамер действительно наступает перемирие. Но это перемирие для красивой картинки. В реальности наших людей поджидали у станций метро, пеленговали местонахождение по мобильной связи, контролировали поезда и электрички, идущие с западного направления. Людей просто избивали до смерти силовики в штатском и «титушки». В больницах раненых просто стягивали с койки и забирали в автозак. Двоих человек  с соседней сотни просто грохнули в парке, забив до смерти. Потом милиция оформила это как «бытовуху», мол, пьяницы не поделили бутылку. Такое тоже было. Несмотря на затишье, репрессии и банальная охота на майдановцев не прекращалась ни на минуту. А перемирие – это специальная ловушка, чтобы потом спровоцировать нас на ответные действия, вызванных террором и преследованием. В реальности никакого мира не было, и власть к нему не стремилась.
- 18 февраля обстановка вновь была взорвана. Стрельба на поражение, многочисленные жертвы с обоих сторон. Горящие машины на Институтской и Шелковичной, зачистка Грушевского, штурм Майдана. Ситуация уже кардинально отличалась от первого январского обострения, которое ограничивалось улицей Грушевского. Что на этот раз послужило катализатором обострения, вылившегося в откровенную бойню?
- Ну как что? Старая песня на новый лад. Янукович согласился пойти на досрочные выборы и вернуться к Конституции 2004 года. Эти вопросы предполагалось рассмотреть на заседании Верховной Рады. Уже в этот день должна была быть известна дата досрочных выборов. Однако и здесь власть нас попросту в очередной раз обманула. «Регионалы» с Рыбаком (В.В. Рыбак – председатель Верховной Рады, «Партия регионов» - П.А.) решили прокатить голосование по вопросу, а «Зэк» просто придумал отговорку, что он заболел и все. Мы тогда мирно пошли к Раде, надеялись, что будет принято решение о возврате старой Конституции. По крайней мере, никто не собирался конфликтовать с силовиками. Уже и так в январе пролилась кровь, да и народ устал от почти трехмесячного стояния на улицах. Была небольшая, но все-таки надежда, что сегодня, наконец, все разрешится. Но этого не произошло.  В Мариинке уже стояли кордоны силовиков и «титушек», у Верховной Рады и с крыш домов прилегающих районов был открыт огонь. Ну, а там уже пошла коса на камень, стало окончательно ясно, что эта власть никуда уходить не собирается и будет с оружием отстаивать свои места.
- И все же, несколькими днями ранее было подписано соглашение о перемирии, а тут шествие к зданию Верховной Рады, КГГА (мэрия - П.А.) не освобождена. Не считаете, что у власти был все же повод обвинить оппозицию в несоблюдении договоренностей?
- Не согласен. Во-первых, как я уже отмечал, соглашения с Януковичем подписывала тройка Яценюк-Тягнибок-Кличко, а они не были лидерами сопротивления. Если что-то там и подписали, так уводите тогда своих «ударовцев» и «Свободу» с Майдана, остальных людей они  не контролировали и просто физически не могли влиять на ситуацию. Это все равно, что я пойду и подпишу с кем-нибудь соглашение или меморандум, но это не значит, что все остальные тоже должны выполнять их.  Во-вторых, мы прекрасно помнили, чем закончилось их бездействие, когда принимались «законы 16 января». Тогда троица фактически проглотила то, что им предложила власть, и если бы народ не пошел на Грушевского 19 января, эти преступные законы действовали бы до сих пор. Конечно, была надежда, что 18-го февраля все же ситуация разрешится без конфликта, но и к обострению мы тоже были готовы. Как оказалось – не зря.
- А где Вы встретили день 18 февраля?
- Я со своими людьми находился в периметре Майдана у баррикады на Прорезной.
- В столкновениях на Институтской и Шелковичной не участвовали?
- Конкретно там – нет. Дело в том, что силы Самообороны объективно не могли быть все там, так как сам Майдан оставался бы без защиты.
- Еще один вопрос, так сказать, из сферы «удар ниже пояса». Скажите честно, Владимир, у митингующих было огнестрельное оружие?
-  Скажу сразу – автоматов, пулеметов и снайперских винтовок у нас не было и не могло быть в принципе.
- Тем не менее, потери силовиков в первый день составили 7 человек, причем два срочника внутренних войск (Максим Третьяк, Иван Теплюк – П.А.) были убиты как раз из огнестрельного оружия…
- Нашим основным оружием были камни, палки. Ну и щиты для защиты. Да, встречалось травматическое оружие, газовые пистолеты, мелкашки, страйкбол, но этим владели единицы. В прессе вот любят смаковать эту тему, мол, у майдановцев оружие есть и они стреляют по безоружным силовикам, хотя на видео прекрасно видно, что это обыкновенный травмат. Также из оружия, если таковым это можно считать, был картофелемет, но это тоже были единичные случаи.
- ???
- Ну, картофельная пушка самодельная. С помощью газового баллончика и трубки можно сделать устройство для стрельбы картофелем. За счет действия газа картошке придается большая скорость и убойная сила.
- Ничего не слышал про этот вид оружия у активистов Майдана.
- Так он и встречался очень редко, может, только пара-тройка штук и была. В принципе, довольно эффективная вещь, помогала останавливать «Беркут». Где-то даже эффективнее камней. Также еще использовали рогатки, стреляя по силовикам гайками и болтами. Ну а что касается оружия в целом… После атаки силовиков и «титушек» в Мариинском парке появились первые убитые. Также были погибшие в Доме офицеров. Уже стало очевидно, что в этот день будет много крови, власть пошла на открытое истребление своих оппонентов. Люди просто стали защищаться всеми возможными способами. Уже шла война, и вопрос стоял до боли простой – или мы, или они. А относительно того же оружия…В нас стреляли снайперы и автоматчики боевыми патронами на поражение, кидали гранаты, давили техникой.
- 18 часов вечера 18 февраля. «Беркут» с ВВ быстро проходит Грушевского и выходит через Европейскую на баррикады Майдана. Со стороны Институтской и Октябрьского дворца активисты Майдана вытеснены. По сути, наступление на активистов ведется почти с одного направления, хотя для развития успеха силовикам достаточно просто взять Майдан в кольцо…
- Так они и пытались наступать с других направлений, мы просто не дали им этого сделать.
- С каких именно?
- Мы отбили атаку «Беркута» со стороны Прорезной. Мы заметили движение с их стороны в направлении наших баррикад и решили атаковать их. Оттеснив «Беркут»,  мы дальше не пошли, так как нас могли просто отсечь от баррикад и мы вернулись обратно. Больше движения с их стороны на этом направлении не было. Ближе к вечеру они действительно хотели окружить Майдан, но не везде у них это получилось. Потом уже наступали исключительно с занятых ими позициях на Европейской и Институтской.
- После атаки на Прорезной Вы по-прежнему оставались в этом районе?
- Потом уже мы занимались перевозкой раненых в 7-ю и 17-ю больницы Киева. В Доме профсоюзов уже просто не хватало места для раненых.
- В ночь с 18 на 19 февраля силовики, вопреки всякой логике, не смогли штурмом взять Майдан. Атака водометов, БТРов, неоднократные штурмы баррикад… За счет чего удалось отстоять позиции?
- (небольшая пауза) Исключительно за счет личного мужества тех, кто все же остался в этот момент на баррикадах. Не хочется пафосных слов, но та пара сотен людей, которые остались на передовой, сыграли определяющую роль в том, что Майдан выжил.
- Всего пара сотен людей?
- Ну да. Были люди, которые покинули баррикады в ответственный момент. Я не могу их осуждать, в конце концов, у всех есть семьи, родственники, близкие. Не все смогли выдержать стресс. Некоторые потом вернулись обратно, преодолев временное малодушие. Что уж тут говорить, если так называемая троица (Яценюк-Кличко-Тягнибок) внезапно покинула Майдан, Турчинов прикинулся раненым, Парубий тоже внезапно был ранен, хотя по факту они просто слились. А так… Мы знали, что Майдан ночью будут штурмовать. У некоторых людей были знакомые из киевской милиции. Они передали, что личному составу районных УВД выдано табельное оружие и что центр Киева будет зачищен в ближайший час. У дома Профсоюзов в нашу сторону бросили боевую гранату, там хлопцу оторвало руку, было много раненых с осколочными. Метро было перекрыто, подходы к центру города также блокировались. В общем, нервы не у всех выдерживали, в какой-то момент показалось, что народ вот-вот дрогнет… Мы с ребятами переглянулись между собой и решили, что пойдем умирать, что уж тут. Назад дороги не было, если они захватят Майдан – репрессии и террор просто захлестнули бы страну. Это было невероятно, но некоторые мои бойцы попрощались со своими родными. Кто-то сумел дозвониться, кто-то смс отправил… Находясь здесь, на самом острие в эпицентре всего этого, ты просто становишься отрешенным и черствым. Цена жизни здесь и гривны не стоит. И какой-то невероятный азарт и полная включенность в реальность, тотальная мобилизация всех клеток организма. Знаете, умирать, оказывается, не так уж и страшно. Страх как таковой, отсутствует полностью, ты просто растворяешься во всех этих событиях. Тут не столько боишься пострадать, сколько того, что вот именно в этот момент Майдан может пасть, и от осознания этого становишься еще злее, ведь пока живет Майдан – надежда на будущее есть.
- А Ваши родные были в курсе, где Вы находились?
- Дело в том, что у меня 14 февраля умерла бабушка. Я не хотел расстраивать лишний раз маму, поэтому я ей все время говорил, что я на заработках, строю частные дома. Зачем ее беспокоить, я ее сильно люблю. А так мы ждали зачистки и готовились к самому худшему.
- Однако этого не произошло. Что стало ключевой точкой ночного противостояния?
- Так сразу и не скажешь, но несколько факторов можно выделить. Первой такой малой победой стал поджог их техники. БТРы пытались утюжить баррикады и передавить людей, но, благо, их на совесть строили и они выдержали. Если честно, для меня загадка была, почему они в таком ограниченном пространстве пытались действовать техникой, подпалить их было совсем не проблема. А водомет, который подъезжал к баррикадам, переехал молодого парня. Парнишка убегал от машины и поскользнулся, а водитель специально направил ее на него. В общем, голову переехали хлопцу, смерть была мгновенной. По логике вещей за техникой должен был пойти «Беркут», но сожженный водомет с БТРами деморализовали их. Они даже отошли немного назад с занимаемых позиций. Потом, когда «беркута» все же решились пойти на штурм и атаковали баррикады, мы мало того, что отбили атаку, так еще и четверых взяли в плен. Пленных провели через все позиции, со сцены неоднократно говорили о них, «Беркут» слышал это. Я думаю, что факт их пленения тоже в какой-то мере нам помог. Ведь после этой атаки движение с их стороны на время прекратилось. Ну а кульминацией стал подход подкрепления из Львова. Мужики молодцы, огромный респект им! Прорвали милицейский кордон у Киева и пробились к нам в центр города, минуя патрули и оцепление. Где-то через час подошел Тернополь, а затем и Черновцы. Сам факт появления новых сил придал всем уверенности, уже было понятно, что баррикады устоят. Утром на Майдане уже были десятки тысяч людей, было очевидно, что маятник качнулся в нашу сторону.
- То есть битва за Майдан была выиграна именно ночью 18-19 февраля?
- Да! Мы уже точно знали, что победим, а вот по ту сторону баррикад уже не было такой уверенности. Наш тернопольский «Беркут» даже покинул Киев, отказавшись во всем этом участвовать. Остальные были уже деморализованы.
- После победной, казалось бы, ночи 18-19 февраля наступил «черный смертный четверг» 20 февраля. Несколько десятков человек погибли на Институтской от снайперского и автоматного огня. Понятно,  что вот так сразу точно не ответить на вопрос о том, кто же стрелял в активистов  из огнестрельного оружия, но, тем не менее, на правах очевидца и участника событий, который был на месте событий – чьи это были стрелки
- Ну чьи? «Альфа», «Беркут», конечно. Силовики, в общем. У нас сомнений по этому поводу не было, мы знали,  что перед нами были они. Тем более, что сам Захарченко (министр МВД – П.А.) открытым текстом признал, что правоохранители применили оружие против нас. Кстати, Вы видели видео расстрела людей «черными человечками» у Октябрьского дворца?
- Да, конечно, оно весьма распространено в сети.
- Обратите внимание, что автоматчики стоят в полный рост и спокойно ведут огонь. Не пытаются спрятаться и укрыться. А им противостоят люди с палками и щитами, которые залегли, прячась от пуль. Это к вопросу о том, было ли оружие у майдановцев или нет, если по тебе стреляют, то у тебя на подсознательном уровне сработает рефлекс самосохранения, ты будешь укрываться, искать защиту. Но явно не стоять в полный рост. Да и соотношение потерь среди силовиков и нас говорят сами за себя.
- Очень знаменита версия о том, что на Институтской стреляла так называемая «третья сила», чтобы еще больше спровоцировать конфликт между силовиками и майдановцами.
- (эмоционально) Черт возьми, какая третья сила? Куда спровоцировать? Уже третий день в Киеве шли бои, десятки погибших, тысячи раненых, нас жгли в Доме Профсоюзов, давили БТРами, забрасывали гранатами, стреляли, наконец. Куда уж больше провоцировать то? Тут давно самая настоящая война велась.
- Певица Руслана со сцены публично демонстрировала шеврон российского МВД как доказательство того, что Россия принимает таки участие в конфликте на стороне власти.
- Насчет шеврона не знаю. Его, в принципе, можно банально купить в магазине и все. Хотя насчет россиян у нас были сомнения.
- Очень интересно.
- Скажу сразу, не пойман – не вор. Лично не видел, но слух такой ходил, что вместе с «Беркутом» стоит и российское специальное подразделение в их форме. Просто мы заметили одну особенность. Обычно, когда «беркутовца» выхватывали из шеренги и брали в плен, его, как правило, никто не шел отбивать. А тут, как только брали кого-то из этих загадочных «спецов» в плен, те сразу шли в атаку, стреляли всем, что можно было и всегда отбивали своих. Такое чувство, что просто было недопустимо для них, что если мы кого-нибудь из них пленим ибо могут открыться вполне пикантные обстоятельства. Повторюсь, об этом говорили много, но документально подтвердить сам факт не могу, так как не было возможности убедиться лично в этом. Потом данное подразделение таинственно покинуло Киев утром 20 февраля. А после них побежал уже и сам «Беркут».
- Среди погибших были Ваши знакомые?
- Среди погибших – нет. Правда, у одного общего знакомого родственник погиб. Там парнишка совсем молодой приехал рано утром на Майдан и погиб спустя пару часов (Назар Войтович, Тернопольская область, 17 лет – П.А.).
- 102 погибших активиста Майдана… Это окончательная цифра?
- Помимо «небесной сотни», есть еще «пропавшая» или «потерянная» сотня. Речь идет о людях, пропавших без вести. Поймите, те погибшие, которые есть в официальном списке – это те, которых мы непосредственно вытащили с поля боя. Парень один, который 18 февраля убегал с Институтской говорит, что видел, как силовики изуродованные трупы просто загружали в грузовики и куда-то отвозили. То есть когда народ отступал из Мариинки и Институтской, территория с ранеными и пострадавшими оставалась за «Беркутом». А там они уже творили все, что хотели. Те же «титушки» просто добивали раненых.
- Когда закончилась для Вас революция?
- Я приехал домой 5 марта. Цели, которые я ставил перед собой  - выполнены, моя миссия на Майдане закончилась. По приезду домой я вернулся в свою работу. Сейчас много заказов на отделку, ремонт мебели. Работаю, в общем, кручусь потихоньку.
- Пойдете на Президентские выборы 25 мая?
- Да не решил еще. Вполне возможно, что не пойду вовсе.
- Неужели среди кандидатов в Президенты нет фаворитов у Вас?
- Явных предпочтений нет.
- А как же нынешний лидер президентской гонки Петр Порошенко?
- Он нормальный вроде, но мне особо не нравится. Вообще, с точки зрения личных качеств, мне импонирует Олег Ляшко.
Он был единственным из политиков, кто реально был на Майдане в наиболее трудные для него часы. Ляшко на личном авто привозил медикаменты, каски, один раз даже отругал одну девчонку за то, что она ходит вблизи передовой без бронежилета. Мужик молодец, реально старался хоть чем-то помочь, когда другие псевдолидеры просто сливались в трудные минуты.

- Не жалеете о том, что пережили все это?
- Хотелось бы, конечно, все это забыть. Кровь, погибшие, стрессы, стрельба… Хотя даже если бы была возможность все вернуть назад, я в любом случае поступил точно также.
- В заключении хотелось поговорить вот о чем. Смотрите, Майдан, по своему содержанию был революцией. Однако, в отличие от классических революций, он не привел к власти новых людей. Яценюк, Аваков, Турчинов, Порошенко, Сыч – все они, так или иначе, были уже во власти. Новых политических лидеров Майдан не породил. Фактически к власти пришли новые-старые политики, то есть, по сути, ничего не поменялось. Так нужен ли был Майдан со всеми жертвами, трагедиями и разрушениями, если все осталось так же, как и было?
- Я вам приведу такой пример. В школе в Тернополе, где я учился, абсолютной нормой была покупка дорогих вещей классным руководителям и учителям. Причем делалось это по такой схеме – учительница нагло говорила, какаю именно модель ноутбука ей нужна и в каком именно магазине ее можно купить. Родители скидывались по 150, а то и по 200 гривен и покупали ей вещь, которую она называла. Теперь вот на 8 марта учителям в школе просто разрешили подарить гвоздики. И все! Никаких поборов! Если раньше местные  гаишники тормозили всех на дороге и попросту разводили на деньги, то теперь тормозят лишь в случае, если ты действительно что-то нарушил. Справку, необходимую мне для одного дела, я получил за 15 минут, не бегая по кабинетам и не раздавая там купюры, бутылки, конфеты и прочее. УЖЕ ТОЛЬКО РАДИ ЭТОГО СТОИЛО УМИРАТЬ НА МАЙДАНЕ! А что касается политиков… Знаете, мы на Майдане стояли не за политиков. Мы выступили ПРОТИВ бандитской власти. И каждый, кто там стоял, выиграл свою маленькую войну. Войну против террора, беззакония и страха. Меня не интересует вопрос, кто сейчас пришел на смену Януковичу. Зато его сменщики прекрасно знают, чем он закончил. И если нынешние политики и тот, то победит на выборах в мае, пойдет тем же путем, что и Зэк, их участь также будет предрешена. Ну а сам Майдан, по моему мнению, полностью выполнил все свои цели, которые мы, обычные люди, перед ним ставили. Это просто наглядный пример не только для политиков Украины, но и для всего мира, который показывает, что может произойти со страной, где разложившаяся коррумпированная власть объявляет террор своему собственному народу.

Tags: Евромайдан, Киев, Майдан, Украина, улица Грушевского
Subscribe
promo postalovsky_a january 29, 2014 23:55 158
Buy for 20 tokens
Информация о каком-либо явлении - довольно субъективная вещь. Ведь если хочешь получить максимум достоверных знаний, нужно иметь достоверный источник информации. А с ним, собственно, и возникает иногда проблема. Особенно если речь идет о социально-политических событиях в стране, тем более - о…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 137 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →